Департамент культуры города Москвы

Государственное бюджетное учреждение культуры города Москвы
"Дом культуры
"Маяк"

ГБУК г. Москвы "ДК "Маяк"

+7 (495) 381 85 78

dkmayk@mail.ru

Домой > Мероприятия > Поэтический сборник

Поэтический сборник

            Георгиевская  лента  стихов

           «В  сердцах  о  прошлом — память  сохраним»

 

Нина  Струнилина 

Подвигу  Подольских  курсантов  павших  в  боях  под  Москвой

Курсанты  юные, той  огненной  поры,
Не  знавшие  ни  жизни, ни  войны,
Вступили  в  бой  жестокий  за  Москву,
За  мать, за  дом, за  Родину  свою.

И  отстояли  город  наш  родной…
В  бессмертие шагнули  под  Москвой,
В  заснеженных полях  лежат они,
Подольские  курсанты-герои той войны.

И  память  сердца  подвиг  тот хранит,
И  у  стены  Кремля  огонь  горит,
И  улицу  назвали  в честь  ребят…
Мы  славим, ратный, подвиг  твой  солдат.

А  в  Подмосковье  каждою  весной,
Берёзы  плачут  вешнею  слезой,
Среди  полей  и  звёздной  тишины,
России  спят  любимые  сыны.

Памяти  отца.

Поколение  двадцатых годов-
Поколение  наших  родителей,
Вы  не  просто  поколение  отцов-
Вы  поколение  победителей.

Ваша  юность  суровой  была,
Под  пули  шагнули  и  выстояли,
И  поднимаясь  в  последний  бой
Просили  считать  себя  коммунистами.

Одна  на  всех  Победа  была,
Одна  вам  судьба  досталась,
Но  в  вас  великая  вера  была,
В  вас  честь  до  конца  осталась.

И  поколению  наших  отцов –
Вечная  Слава, во  веки  веков.

Валентин Суховский

Юрию Бондареву, писателю – фронтовику.

В  ответ  на  благодарность  за  редактуру
двух  его  книг  прозы  и  публицистики,
с  восхищением  его  подвигом.
Сегодня  пришла  весть, что  великого  писателя  не  стало  с  нами.
Вечная  светлая  память!

От  Сталинграда  через  Днепр  к  Карпатам,
Шел  Бондарев  с  боями  по  стране.
Потом  он  в  слове  показал  крылатом,
Как  золотится  колос  на  стерне.

«Горячий  снег» явился  откровеньем,
О  доблести  солдатской  на  войне.
Артиллеристу  выстоять  в  сраженье,
В  огне  разрывов  тяжелей  вдвойне.

И  пережить те  огненные  годы.
Страницы  памяти  листая наугад,
Как  Днепр форсировал, в  огне  не  зная  брода,
И  отклонил  Бог  вражеский  снаряд.

И  для  того  судьба  благоволила,
Чтоб  выжить  смог  и  летописцем  стать,
Чтоб  на  страницах  память  воплотила
Характер, образ  и  героев  стать.

То  мужество, смекалку  и  отвагу,
Что  помогли  народу  победить,
Смог  Бондарев,  доверившись  бумаге,
Как  всенародный  подвиг  отразить.

В  романах  виден  русский  наш  характер,
Душа,  национальные  черты.
Покуда  тройкой  мчится  Русь  по  тракту,
Не  остановит  время  взлет  мечты.

Фронтовика  обьятья,  как  отцовы…
И  классика, как  Бога  поцелуй.
Эпоха  отразилась  его  словом.
С  ним  рядом  плачь  душа, но  и  ликуй!

Карточка  отца.

Корёжил  трактор  тракт  разбитый,
Шумел  у  пристани  разлив.
А  на  стене, луной  облитой,
Металась  тень  цветущих  ив.

След  мировых  событий  в  местных,
Сквозит  всё  ярче  предо  мной.
Сосед  за  стенкой  грянул  пеню:
Он  жив  победною  весной.

И  знаю, бредит, бредит  ночью,
Кричит  команды  без  конца.
А  мне  приснится — в  доме  отчем,
На  стенке  карточка  отца.

Пилотка.

Как  много  знала  ты  боёв,
Пилотка,  рыжая  от  пыли!
Мы  из  тебя  водицу  пили,
В  горячий  полдень  у  ручьёв.

Несли  дрожащими  руками
Глоток  израненным  бойцам,
Отцы — сынам, сыны — отцам,
Сухим  обветренным  губам,
Несли  дрожащими  руками.

В  землянке  тёмной  и  сырой
Тебя  мы  клали  в  изголовье.
Ты  сны  дарила  нам  с  любовью,
Пилотка, пахнущая  кровью,
И  горькой  гарью  фронтовой.

Валерий  Новиков

Солдат.

Он – тот  солдат, что  пал  в  бою,
А  может  быть  в  походе.
Стоит  он  в  мраморном  строю,
И  в  памяти  народной.

Он  был  отцом, любил  детей,
Его  любили  тоже,
И  ждали  от  него  вестей,
И  ждут  сейчас, быть  может.

Тот  день  обычным  был  тогда,
Он  с  ротой  шёл  в  атаку,
И  впереди  был, как  всегда,
Остервенелым  в  драке.

И  вдруг, увидел  пулю  он –
Летела  та  навстречу,
И  из  груди  раздался  стон,
Он  понял, что  не  вечен.

Неправда, воин, вечен  ты,
Отчизна  голову  склонила,
И  принесла  тебе  цветы –
Твой  подвиг  не  забыла.

Зачислен  ты  в «Бессмертный  полк»,
И  будешь  на  Параде.
Ты  защитить  Отчизну  смог –
Дороже  нет  награды.

Солдатам, без вести пропавшим на войне.

Посвящается Михаилу Савельевичу Ощепкову

Ушли  солдаты  на  войну,
Чтоб  защитить  родную  землю,
Семью  и  дом — свою  страну,
В  бою  с  врагом  осатанелым.

Длинны  дороги  у  войны.
И  реки  слёз  текли  безмерно.
От  матерей  ушли  сыны —
И  не  вернутся  к  ним, наверно.

Не  ставят  памятников  им.
Не  учтена  их  гибель  штабом —
Пропали  без  вести  они.
Лишь  извещение — «награда».

Родные  ждут  их  и  сейчас —
Звонок  внезапный, вдруг, разбудит.
Но  годы  прочь  летят  от  нас.
И  долгожданных  встреч  не  будет.

Многострадальная  страна —
Россия,  матушка-Россия,
Когда  к  тебе  придёт  весна? —
Чтоб  небо  стало  мирным,  синим.

Дети  войны.

Мы – дети  войны.
У  нас  не  было  детства —
Порой  голодны,
И  хотелось  погреться.
Мы  ждали  отцов,
С  долгожданной  Победой.
Они  под  свинцом,
Прошагали  полсвета.
Вернулись  не  все –
Схоронила  их  Вечность,
Там, где-то в земле,
Обрели бесконечность.
Мы  быстро  росли,
Матерям  помогая.
Стране  принесли
Радость  светлого  Мая.

Александр Барышев

Неизвестный солдат.

Кем  он  кадровым  был  или  штатским?
Неизвестно когда  был  убит,
И  теперь  над  могилой  солдатской
Пламя  символом  вечным  горит.

И  давно, той  войной  обожжёны,
Поседев  не  от  прОжитых  лет,
Становились  вдруг  вдовами  жёны,
Распечатав  казённый  конверт,

На  скупые, стандартные  строки
Слёзы  горечи  падали  с  век,
Где  без  вЕсти  в  войне  той  жестокой
Ты  пропал  дорогой  человек? …

На  могилах  солдат  неизвестных,
На  ветру  тихо  пламя  дрожит,
И  терзания  вдов  повсеместно:
«А  не  мой  ли, родной, там  лежит?»

Рубеж.

Дождь  на  мороз — окопы, лёд,
Не  гнутся  рукава  шинелей,
И  только  взвод  один  залёг,
Пригнать  орудий  не  успели.

Здесь  каждый  на  руки  дышал,
Мечтая  просушить  портянки,
Но  командир  вдруг  прокричал:
«Взвод,  к  бою, справа  восемь,  танки!»

С  земли, срывая  как  бельё
Снега  с  неубранною  рожью,
Железо «лапало» её,
Ту, что  была  всего  дороже!

И  боль  души  страшнее  ран,
Не  остановишь  танк  винтовкой.
Всего  лишь  несколько  гранат,
В  которых  тоже  мало  толку,

И  лёжа  не  добросишь  в  цель,
И  не  успеешь  кинуть  стоя…
Вот  первый, сбросив  с  плеч  шинель,
Гранаты  взял, заткнул  за  пояс.

Как  страшен  гусеничный  лязг,
Приведший  в  ужас  всю  Европу,
И  не  моргая  смотрит  глаз
Ствола  «железного  циклопа»,

Был  смерти  бешенный  азарт
Телами  прерван  в  той  атаке,
Вставал  за  танком  ещё  танк,
На  поле  раскарячив  траки,

Враг  так  продвинуться  хотел,
Но  он  не  мог  того  позволить,
Боялся  даже  мёртвых  тел,
А  ими  устлано  всё  поле…

Когда  приказ –»Любой  ценой!»,
То  жизни  ставятся  на  карту,
Тот  счёт  нам  выписан  войной,
Мы  все  в  долгу  и  неоплатном,

Лишь  только  Господа  просить,
Об  упокое  убиенных,
Ведь  не  возможно  заплатить,
За  то, что  не  имеет  цену!

Мать  земля.

В  крике  «УРА» сводило  рот,
И  смерть, оскалясь, шла  на  встречу,
Он  штык  примкнув, бежал  вперёд,
Под  общий  крест  подставив  плечи.

Но  в  рукопашной  у  реки,
Он  вдруг  упал  в  разгаре  боя,
Ладони  сжались  в  кулаки,
Перемешав  траву  с  землёю.

«Я  жив,  я  встану, я  смогу» –
Шептал,  глаза  приоткрывая,
« Сынок,  тебе  я  помогу,
Ведь  я  Родная – не  чужая!»

С  ним  говорила  МАТЬ ЗЕМЛЯ,
Та, на  которой  был  распластан,
Вдали  шумели  тополя,
По  ним  заря  стекала  красным.

«Я  к  ранам  травами  прильну,
И  жизнь  вдохну  своею  силой,
Меня  ты  слышишь, слышишь, ну,
Не  умирай,  солдатик,  милый …

Та  кровь, что  пролита  тобой,
В  бою  смертельном  на  рассвете,
Вернётся  доброю  судьбой,
Пусть  не  к  тебе, но  к  твоим  детям»,

Спасибо  не  успел  сказать,
Но  только  сам  или  невольно,
Лишь  пальцы  он  сумел  разжать,
Чтобы  Земле  не  делать  больно …

Мы  с  вами  дети  тех  солдат,
Чьи  звёзды  только  в  изголовье,
Им  будет  пухом  пусть  всегда
Земля,  политая  их  кровью!

Татьяна  Новикова

Письмо с фронта.

Мама  читала  с  фронта  письмо.
На  листке  были  буквы  потёртые.
Муж  погиб – сообщало  оно,
Из  далёкого «Сорок  четвёртого».

Он  бесстрашно  сражался  в  бою,
О  Победе  скорейшей  мечтая.
На  чужбине — в  литовском  краю,
Сердце  биться  его  перестало.

Боль, Елена, свою  претерпи –
Так  писал  командир  отделенья,
В  память  о  муже  сына  расти,
Чтобы  стал  он  отца  продолженьем.

Ей  не  верилось, что  его  нет,
Мысли-пули  шальные  мелькали:
«Он  живой!  Он  не  мог  умереть!
Мы  с  ним  клятву — «Быть  вместе», давали».

Вдруг,  листок  из  дрожащей  руки
Выпал, словно, убитая  птица,
Тихий  стон  исходил  из  груди,
Так  пришлось  ей  с  любимым  проститься.

Да,  жестоки  законы  войны,
Но  «Никто  и  ничто — не  забыто!»
Погибали  отцы  и  сыны.-
Русь  слезами  и  кровью  омыта.

Священный день

Посвящается  папе –

Курандину  Николаю  Максимовичу

Милый  папа, пришли  поклониться,
На  могилу  к  тебе, наш  родной.
Божий  свет  над  тобою  струится —
Этот  день  для  тебя  был  Святой.

В  этот  праздник – «9-е  Мая»
Рюмку  водки  всегда  выпивал,
И  погибших  друзей  вспоминая,
Ты  в «Минуту  молчания» вставал.

Ты  прошёл  от  Москвы  до  Берлина,
По  дорогам Великой  войны,
А  в  душе  была  боль  нестерпимой,
От  разрушенной  нашей  страны.

Мы  тебя, дорогой, не  забудем.
Ты — в «Бессмертном  полку»  навсегда,
А  салют  возвестит  из  орудий —
«Не  допустим  войны,  никогда!»

Виктор  Коняшин

Костры.

Костры  бывают  разные,
Порою  злые, порою  страшные,
А  больше  всего  мирные,
Весёлые,  красивые.

Их  разжигают  пионеры,
Чтоб  веселиться  возле  них.
Их  разжигают,  те,  кто  верит
В  любовь  одну, лишь, на  двоих.

А  вот,  горит  костёр  военный,
Его  разжёг  бежавший  с  плена,
Чтобы  согреться  у  него,
И  выпить  чаю  крепкого.

Немцы  сжигали  города,
Об  этом  не  забыть  нам никогда.
Сжигали  на  кострах  людей,
Нет  в  мире  ничего  страшней.

Чтоб  видеть  горе  человека,
Достаточно  и  четверть  века.
Всё  для  того,  чтобы  понять,
Никто  не  должен  воевать.

Так  говорили  все  солдаты,
И  в  41-м,  и  в  45-м.
Нам  не  нужны  костры  войны!
Мы  не  для  них  же  рождены.

Прошла  война,  костры  остались,
Ко  мне  уже  подходит  старость.
Но  я  хочу  всем  передать,
Чтоб  злых  костров  не  разжигать.

Пусть  будут  мирными  костры,
Чтоб  мог  согреться  я  и  ты,
Чтоб  пели  песни  возле  них,
Чтоб  мы  костров  не  знали  злых.

Партизан.

 
Пытка  за  пыткой,  и  так  каждый  день,
В  гестапо  пытают  меня.
Ярость  моя,  не  станет  слабей,
А  крепнет  всё  день  ото  дня.

Сильный  удар  в  голову,
И  хлынула  фонтаном  кровь.
В  глазах  блеснула  молния,
Но  я  поднимаюсь  вновь.

Я  чувствую,  силы  иссякли,
Но  надо,  но  надо  стоять.
Пусть  кровь  истечёт  до  капли,
Но  я  всё  же  буду  молчать.

Ни  слова,  ни  единого  слова
Гестаповцам  я  не  скажу.
Пусть  бьют  меня  снова  и  снова,
Но  я  им  ещё  покажу.

Ещё  не  один  мост  взорвётся
На  мине,  заложенной  мной.
Я  буду,  я  буду  бороться
И  будет  победа  за  мной.

Все  эти  немецкие  крысы,
Все  будут  лежать  под  землёй.
А  на  нашей  советской  крыше,
Красный  флаг  разовьётся  весной.

Я  знаю,  победа  за  нами,
Им  этого,  не  понять.
Придётся  им  с  поднятыми  руками,
По  нашим  дорогам  шагать.

Пройдут  они  траурным  маршем,
А  я  вслед  им  буду  кричать.
Что  наша  земля,  не  ваша,
Тогда  я  не  буду  молчать.

Ну, а  сейчас,  я  ни  слова,
Ни  слов  я  им  не  скажу.
Пусть  бьют  меня  снова  и  снова,
Но  я  им  ещё  покажу.

Раиса  Комарова

 

*   *  *

Скоро  близится  дата
Той  проклятой  войны.
Вспоминаю  солдата –
И  глаза  слёз  полны.

Гимнастёрка  в  наградах –
Вот  стоишь  ты  в  строю.
Пуля  снайпера-гада
Грудь  пробила  твою.

Держит  мать  похоронку –
Омывает  слезой.
И  печально  в  сторонку
Устремляет  взор  свой.

Говорит  она  взглядом –
Как  смириться  с  судьбой?
А  была  бы  я  рядом –
Заслонила  собой.

Вы  остались  навеки,
Как  тогда,  в  том  строю.
Вы,  за  Родину,  дети,
Жизнь  отдали  свою!
*  *  *

Провожала  я  тебя,  провожала,
На  проклятую  войну  снаряжала.
Как  просила  я  тебя,  чтоб  вернулся.
На  прощание  ты  мне  улыбнулся.

А  когда  тебя  на  фронт  проводила,
Дни  и  ночи  Богородицу  молила –
Низко  кланялась  я  ей  и  просила,
Чтоб  живым  она  тебя  сохранила.

Пишешь  мне – с  врагом  геройски  ты  бьёшься,
И  считаешь  дни,  когда  с  войны  вернёшься.
Но  пришёл  победный  Май,  в  сорок  пятом,
И  настал  конец  войне  той  проклятой.

Жду  тебя  любимый  и  желанный,
И  живу  я  встречей  той  долгожданной.
И  настал  тот  день – с  войны  ты  вернулся,
А  при  встрече  снова  мне  улыбнулся.

Владимир  Бекетов

 Посвящение  отцу.

 «Еврей  в  окопах  Сталинграда?
Да  это  просто  анекдот!»
И  здоровенные  ребята
Хохочут,  нагло  щеря  рот.

Еврей  в  окопах  Сталинграда –
Да  это  ж  о  моём  отце!
И  похоронка – отблеск  ада
С  печатью  полковой  в  конце.

И  я  на  эту  мразь,  немедля.
Бросаюсь  в  рукопашный  бой,
А  после  целую  неделю
Хожу  с  разбитою  губой.     И  носом.

Медлительны  её  движенья…

 
Медлительны  её  движенья
И  полны  тайны  естества.
Ещё  не  знает  тётя  Женя,
Что  месяц,  как  она  вдова,

Что  муж  в  траву  лицом  уткнулся
И  струйка  крови  изо  рта,
А  сын,  что  в  лоне  шевельнулся,
Уж  тридцать  дней  как  сирота.

Ещё  разлада  нет  судьбою,
Ещё,  надеясь,  ждёт  письма.
Лишь  в  ноябре,  истошно  воя,
Сходить  от  горя  ей  с  ума.

За  тыщу  вёрст  идёт  сраженье,
У  мира  на  другом  краю.
Ещё  не  знает  тётя  Женя
Недолю  сына  и  свою.

И  гордо  платьем  прикрывает
Хранимый  бережно  живот,
И  знать,  пока  ещё  не  знает
О  том,  что  почта  ей  везёт.
Дитя  войны,  дитя  разрухи…

 
Дитя  войны,  дитя  разрухи
И  беспросветной  нищеты,
Не  знаю  хуже  маяты
Голодного  урчанья  в  брюхе.

Но  в  детстве  не  было  беды,
Что  рукавов  длиннее  руки
И,  что  обтрёпанные  брюки
Лоснятся  веселей  слюды.

На  коммунальной  кухне  смог.
Зажаренной  на  рыбьем  жире
Картошки  смрад  густой  не  мог
Мне  радость  отравить.
А  в  мире
Кипело  празднество  весны
И  похоронки  шли  с  войны.

Александр  Семенко

 

Военный  ребёнок

 (детский плач)

 

Эх, война, война, война –
Зверюга  недобрая.

Что  наделала, война –
Всех  моих  угробила.

Увела  на  фронт  батяньку –
Привет  похоронкою,

Горе  унесло  маманьку
На  погост – сторонку.

И  остался  сиротой,
Дом  пустой, холодный,

Но  теперь я  шибко  злой
Хоть  чуток  голодный.

В  отступленья  суете
Разжился  гранаткою

И  всегда  она  при  мне –
Меткая  рогатка.

Явится  фашист  в  деревню,
Будет  чем  их  встретить.

И  придётся, супостатам,
За  родных  ответить.
*   *   *

Нет, не  забыть  дней  лихолетья
Последней, дай  то  Бог, войны.
Где, осенённые  бессмертьем,
Родные  полегли  сыны.

Весь  люд, воспев  непримиримость,
Кровавую  глотал  беду;
Превозмогал  невыносимость
Блокадных  дней  в  полубреду.

И  детям, чудно  повзрослевшим,
Пришлось  точить  снарядов  сталь,
И  девам, рано  поседевшим,
Штурвалить  звёздную  перкаль.

В  броске  последнем  из  окопа
Мстить  за  распятую  любовь –
Бить  озверевшую Европу
За  пролитую  нашу  кровь.

Нет, не  забудем  ту  войну,
И  даже, если  полк  последний
Примкнёт  к  той  армии  бессмертных,
Мир,  подарив  нам  и  Весну.

Надежда   Дуденкова

Салют.  Воспоминания

Тот  День  Победы  как  приснился,
Из  детства  помнится  пора:
Над  Красной  площадью  сходились
Торжественно  прожектора.

Шатер  светящихся  лучей,
Застыл  над  башнями  Кремля,
Над  сердцем  Родины  моей,
Её  незыблемость  храня.

Шатер  светящихся  лучей,
Застыл  над  нами, ограждая,
Чтоб  помысел  не  смел  ничей,
Исподтишка  нас  вновь  ударить.

Вот  грянул  залп!  На  небосводе
Букеты  расцвели  в  ночи,
И  заметались в  хороводе,
Скрестившись  шпагами, лучи.

Они  метались, как  шальные,
Их  взором  было  не  поймать.
Рассыпавшись, шары  цветные,
Рождались  фениксом  опять.

Фонтан  огней  угаснул  скоро,
Восторг  в  душе, не  усмирив,
Лучи, как  купол  у  собора,
Над  площадью  легли, застыв.

И  снова  залп!  Опять  метанья
Прожекторов  и  всплеск огней,
Безудержное  ликованье
Толпы  восторженных  людей!

И  залпы  вновь  и  вновь  гремели,
Расцвечивая  небосклон,
И  будто  циркулем  измерен,
Расчерчен  был  лучами  он.

А  в  вышине,  на  фоне  неба,
Сиянья  озарен  лучом,
Портрет  вождя  все  реял  смело,
Под  ярким  стяга  кумачом.

Как  жаль, что  лишь  воспоминаньем
Салют  такой  в  душе  возник:
Лучей  над  площадью  метанье —
Как  со  страниц  забытых  книг.

И  жаль, что  годы  безвозвратно,
Отняли  веру  в  чудеса –
Салютов  было  многократно,
Но  их  не  трогала  краса.

Любовь  Исаева

Посвящается моему отцу,

участнику ВОВ

Сыну   

С  первого  до  последнего,
победного  дня  войны
истово  я  верила –
целым  вернёшься  ты.

Пуля, чтобы  не  тронула
и  не  страшил, чтоб  бой,
сердцем  молила  Господа
всегда, чтобы  был  с  тобой.

Пред  ликом  Святого  угодника
молилась  и  день  и  ночь
за  всех  за  своих  сродников.
Просила  им  всем  помочь.

Но  больше  всего  просила,
конечно  же, за  тебя.
Так  сильно  тебя  любила,
кровиночка  ты  моя.

И  эта  любовь  и  вера,
давая  мне  силу  жить
и  делать  своё  дело,
смогли  тебя  сохранить.

Спасти   для  своих  внуков,
для  будущего  земли.
Чтоб  смог  рассказать  мудро,
что-то  поняли  всё  они.

Чтоб  знали,  какую  цену
за  жизнь  заплатил  каждый.
Нельзя  ей  найти  замену!
Нельзя  повторить  дважды!

Бессмертный  полк

Расплескался.  Охватил  всю  землю.
А  ведь  начинался  с  ручейка.
Кто-то, как  всегда,  был  первым.
Чья  в  порыве  вскинулась  рука?

Кто  решил  поднять  лицо  родное
в  высоту,  поближе  к  облакам,
с  верой  в  прошлое,  во  всё  святое.
Чтобы  помнили!  Чтоб  помнил  сам!

Чтоб  мелькали  пред  глазами  лица
старого  забытого  кино,
чтобы,  глядя  в  них,  могли  напиться
памятью  и  верой – всё  одно!

Чтобы  снова  к  нам  могли  вернуться
наши  близкие  издалека.
Чтобы  каждый  робко  смог  коснуться
рано  поседевшего  виска.

Море  лиц  по  площади  разлито.
Ближе  стали  люди  из  толпы.
Всё  что  было,  ими  не  забыто.
Памяти  отцов  они  верны.
За  Москву!         

Москва, Москва!  Тебя  мы  защитили!
А  как  сумели?  Как  уберегли?
Да  просто  потому…, что  мы  любили.
А  по-другому,  жить  бы  не  смогли.

Без  слов  высокопарных  и  надменных,
без  скучных  и  заученных  речей,
хотели  быть,  и  были  верными,
служить,  и  послужили  ей.

Хотели,  чтоб  в  футбол  играли  дети,
чтобы  весной  в  саду  цвела  сирень,
чтоб  день  рождался – радостен  и  светел
и  солнце  нам  не  закрывала  тень.

Не  посрамить  хотели  мы  Отчизну.
Хотели  в  роще  слушать  соловья.
И  чтобы  не  случалась  тризна,
и  чтоб  не  содрагалась  вся  земля.

Хотели  петь  под  окнами  любимых
и  по  Москве  бродяжить  до  рассвета.
И  чтоб  родных,  молитвами  хранимых,
терять  не  приходилось  где-то.

Чтобы  всегда  в  душе  царило  лето,
чтоб  чувства  наши, мысли  наши  жили.
Готовы  всем  пожертвовать  за  это.
И  только  потому  мы  победили,
И  только  потому  мы  устояли,
что  за  ценою  мы  не  постояли,
и  потому  дожили  до  рассвета,
что  верили,  что  впереди  ПОБЕДА!

Михаил  Анциферов

Мы  —  дети  войны
 
Да,  мы  дети  войны,
Чьи  на  фронте  отцы  погибали,
Были  трудные  дни,
И  случалось  порой  голодали,
Да  какой  там  ни  раз,
И  какой  там  ни  два,
Мы  за  взрослыми  шли,
Поспевая  едва.
По  разбитым  дорогам,
Средь  усталой  толпы,
Дети  разных  народов
Шли  вперёд  вглубь  страны.
По  канавам,  сугробам
Дочки  шли  и  сыны,
Торопясь,  поспешая,  от  войны,  от  войны.

Нас  теряли  в  бомбёжку,
На  платформах  вокзалов,
Шли  вперёд  понемножку,
Горе  всех  нас  связало.
Из  последних  селёнок,
И  без  чувства  вины,
Продвигался  ребёнок  от  войны,  от  войны.
*   *   *

Мне  в  душу  навсегда  запала
Война  минувшая  давно,
Страшней  снаряда  и  запала,
Страшнее,  чем  была  в  кино.
И  никакого  преступленья,
Что  оставляли  города,
Мы  знали,  будет  наступленье,
Мы  знали,  победим  врага!
Что  будет  знамя  над  Рейхстагом,
Что  будет  праздничный  салют,
Что  будет  орден  за  Отвагу –
Каким  бы  не  был  враг  наш  лют.
Фашист  не  знал,  фашист  не  ведал,
Не  знал,  что  вот  наступит  Май,
И  значит,  что  придёт  Победа,
Так  будет  с  каждым,  так  и  знай!
*   *   *

Мне  никто  никогда  о  войне  не  рассказывал,
Да  и  что  говорить,  когда  видишь  всё  сам.
Только  в  зале  кино  нам  мальчишкам  показывал
Черно-белые  фильмы  ещё  узкий  экран.

И  за  рубль  всего,  за  билетик  за  детский,
Мы  ходили  в  кино,  да  по  нескольку  раз
Посмотреть  фильм  трофейный,  а  лучше  советский,
Чтоб  увидеть  войну,  чтобы  слёзы  из  глаз.

Меньше  станет  ответов,  меньше  будет  вопросов –
Сам,  как  будто  бежишь  на  стреляющий  дзот,
Будто  ты,  будто  ты – Александр  Матросов…

Тишина,  крик: «Ура!»  — вот  войны  эпизод.

В  сквере,  там  за  углом  стоит  скромная  стела,
К  ней  приносят  цветы  в  День  Победы  всегда,
Чтобы  помнить  войну,  помнить  подвиг  Гастелло,
Чтобы  память  о  ней  сохранить  на  года.
*   *   *

Солдат  вернулся  инвалидом,
Его  списали – «по  увечью»,
А  дома  не  застал  он  Лиду
И  тяжесть  надавила  плечи.

Да  и  от  дома  одна  печь –
Ни  встать,  ни  лечь,
Ни  встать,  ни  лечь.
Жену  сожгли  вместе  с  сараем,

Как  и  детей,  да  и  старух,
Так  горе  пронеслось  над  краем,
И  целый  мир  в  глазах  потух.
И  таял  снег,  что  был  пушист,

Таков  фашист,  таков  фашист!
Будь  проклята  война  навеки,
Да  будет  только  светлый  мир.
Ведь  все  мы – люди,  человеки.

Победный  марш  несёт  эфир.
И  небо  чисто  на  год
Раз  навсегда,  раз  навсегда.

Любовь  Маркова

И снова День Победы

Май, Весна. Великий  День  Победы!
Мир  и  солнце.  Яркая  сирень.
Юность  вспоминают  наши  деды,
В  этот  светлый  и  счастливый  день.

Вспоминают  битву  ветераны,
Всех  ушедших  боевых  друзей.
Память  бередит  былые  раны,
В  их  сердцах  все  чаще,  все  больней.

Не  забыть  истории  страницы.
Не  забыть  героев  имена.
В  памяти  потомков  сохранится
Страшная  далекая  война.

Благодарность  всем  героям  нашим,
И  поклон  вам  низкий  до  земли.
Скорбь  и  память  в  этой  битве  павшим…
Вы  Россию  нашу  сберегли.

Снова  май.  И  снова  День  Победы!
Мир  и  солнце.  Яркая  сирень.
Юность  вспоминают  наши  деды,
В  этот  светлый  и  счастливый  день.

 

 Невесты-яблоньки

Это стихотворение посвящается всем невестам

далёких сороковых годов, у которых война

навсегда отняла их любимых.

Вы  полюбуйтесь, как  цветёт наш  сад!
Все  яблоньки  оделись, как  невесты.
В  убранстве  белом  деревца  стоят.
Цветам  на  ветках  стало тесно-тесно.
На  голове  их  белая  вуаль.
Под  ней  они  глаза  стыдливо  прячут.
Невесты  одиноки  все, как  жаль.
Любимых  не  дождавшись, горько  плачут.
Невесты-яблоньки  в  моём  саду стоят,
Так  много  лет,  любимых  ожидая.
Вот  скоро  отцветут  и  облетят,
Наряд  убрав  до  будущего  мая.

Бессмертный полк

Бессмертный  полк  шагает  по  России.
Безмолвно, тихо.  Как  течёт  река.
Поклон  земной  за  мир  под  небом  синим.
И  память  всем  героям  на  века.

Их  имена  и  лица  свято  чтимы.
Гордятся  ими  внуки, сыновья.
И  каждый  май  герой  в  строю  незримо.
Бессмертный  полк – единая  семья.

Ночное  небо  в  сполохах  салюта.
Великий  май!  Победный  славный  май!
Запомни  эту  светлую  минуту,
И  память  сердца  сыну  передай.

Бессмертный  полк  идёт  победным  маршем.
Господь  с  небес  его  благословил.
России  сила  вся  в  единстве  нашем.
Мир  сохранить, Всевышний,  дай  нам  сил.

 

Татьяна  Лебедева

Вы  победили – вы  смогли

Посвящается  защитникам  Москвы

Без  объявления  войны,
Чтоб  дать  отпор  мы  не  смогли,
Фашист  напал  в  рассветный  час.
План  «Барбаросса» — против  нас.

Тревожной  осенью  Москва
Была  в  осадном  положенье.
Как  в  бой,  шли  москвичи  тогда,
В  руках – топор,  лопата  и  кирка.
От  танков  ставили  «ежи»,
Валили  лес,  чтоб  не  прошли  враги,
И  землю  мёрзлую  копали
Под  противотанковые  рвы.

Пред  операцией  «Тайфун»
Вещал  фашист,  известный  лгун:
«Мои  войска  седьмого  ноября
Пройдут  по  площади  кремля!»

Морозным,  снежным  ноябрём
Все  роды  войск  и  ополченцы,
Чеканя  шаг  перед  Кремлём,
Шли  защищать  детей  и  дом.

И  до  шестого  декабря
Держали  оборону  все  войска.
Сопротивленье  нарастало.
Пружина  сжалась  до  отказа.

С  контрнаступления  тогда
Дошли  до  логова  врага.
Тот  день  решил  исход  войны!
Вы  победили!  Вы  смогли.

Сталинград

 
Здесь,  в  сорок  третьем,  второго  февраля,
От  залпов  орудий  стонала  земля,
И  неба  не  видно  от  дыма,  огня,
А  в Волге  от  крови  темнела  вода.

И  Паулюс  говорил:  «Здесь  бой  последний.
Возьмёте  Сталинград,  войне  конец!»
И  бился  фриц,  как  сумасшедший,
А  самолётов,  танков,  не  перечесть.

И  Сталинград  стал  общею  могилой
Защитников,  захватчиков  Руси.
Нам  не  забыть,  как  победили,
И  гнали  немцев  со  своей  земли.
И,  как  напоминанье  о  беде,
Замученных,  погибших  на  войне.
Из  склепа  здесь,  в  протянутой  руке,
Горящий  факел  обжигает  душу  мне!

В  свой  двор  вернулся  только  я
 
Да,  в  сорок  первом  началась  война,
Казалось,  скоро  кончится  она,
И  многие  ребята  нашего  двора,
В  Военкомат  шли,  приписав  года.

Четыре  долгих  года  шла  война.
Эх,  сколько  в  ней  солдат  погибло!
Бомбёжки,  мины,  кровь,  госпиталя
И  отступленье,  всё  это  было.

Мне  часто  вспоминается  война –
Там  снова  мы  бежим  в  атаку,
И  громкое: «Ура!  Ура-а-а!»
Со  всех  сторон  кричат  солдаты.

И  мы  опять  штурмуем  высоту,
А  дзот  всё  бьёт,  не  умолкает,
И  падают  солдаты  на  бегу,
А  ротный,  новых  тройку  посылает.

Мне  не  забыть  Парад  Победы!
На  Красной  площади  Кремля.
И  мы  бросаем  к  Мавзолею
Штандарты,  флаги  битого  врага!

Да,  в  сорок  пятом  кончилась  война.
В  свой  дом  и  двор  вернулся  только  я.
А  как  забыть  тех,  с  нашего  двора,
Кто  жизнь  отдал  за  нас  с  тобой  тогда!

Татьяна  Зайцева

 Прерванный  полёт

Деревня  незнакомая – на  карте  только  точка.
Тянулся  шлейфом  к  ней  горящий  самолёт.
Вот  первые  дома,  но  в  поле  всюду  кочки,
Сараи  и  деревья,  вот-вот  сейчас  рванёт.

Охвачен  он  огнём,  до  поля  не  дотянет.
Селяне  всполошились  и  вслед  за  ним  бегут.
Ничем  уж  не   помочь – сочувствие  окажут:
Мы  видели.  Узнаем,  кто  оказался  тут.

Рвануло.  Пламя  и  земля  взлетели.
Всё  вздрогнуло.  Остановилось  вмиг.
А  взрослые  стояли  и  горестно  смотрели,
Что  не  узнают,  кто  сейчас  при  них  погиб.

Прошли  года.  Не  возводили  строек.
То  поле  уж  не  нужно  ни  тебе,  ни  мне.
В  густой  траве  стоит  не  обелиск,  а  столбик,
Лишь  только  он  напомнит  о  горе,  о  войне.

За  малостью  годов,  я  мало  что  припомню,
Был  русский  иль  немецкий  сгоревший  самолёт.
Шёл  год  сорок второй,  враг  рвался  к  Подмосковью…
Остановился  в  поле  тот  прерванный  полёт.

 

Тамара  Тарасова

Письмо  с  фронта

Храню  пожелтевший,  измятый,
Пришедший  от  Волги-реки,
Листок,  треугольник  солдатский,
В  четыре  тревожных  строки.

Я,  мама,  живой!  Я  сражаюсь,
И  гибнет  от  рук  моих  враг.
Я  в  Волгу  спиной  упираюсь,
Не  отступлю  ни  на  шаг.
Я  буду  за  Родину  биться,
Со  злым  и  коварным  врагом.
Я  вижу  врагов  (рядом  фрицы).
Мне  в  бой!   Допишу  я  потом.

Я  жду  не  дописанных  строчек,
Храню  пожелтевший листок.
Когда  же  допишешь,  сыночек?!
Когда  же,  сыночек,  сынок? …

Николай  Кобец

Мы – школа  Героя!

 Равняйтесь  на  Знамя, мы – школа  Героя,
Мы  гордо  Самсонова  знамя  несём,
Избавим  народ  от  войны  и  от  горя,
И  с  песней  победной  по  жизни  пойдём.
Припев:
Друзья!  Равняемся  на  Знамя!
Победной  памяти  верны!
Горит  для  нас  святое  пламя,
Мы – долг  и  честь  родной  страны,
Горит,  горит  святое  пламя,
Мы – долг  и  честь  родной  страны!

Вперёд! В  сорок  пятом  в  Рейхстаге  быть  первым,
И  Знамя  Победы  над  ним  водрузить!
Самсонов – комбат  для  солдат  был  примером,
Прокладывал  путь, чтоб  врага  победить.
Припев:
По  площади  Красной  победное  Знамя,
Самсонов  с  друзьями  потомкам  несут,
Егоров,  Кантария,  шаг  свой  чеканя,
Сегодня  всех  нас  за  собою  ведут.
Припев:
Потомки,  кадеты,  мы – школа  Героя,
Мы  гордо  Самсонова  Знамя  несём,
Избавим  народ  от  войны  и  от  горя,
И  с  песней  победной  по  жизни  пойдём.
Припев:

Будем  помнить  всегда

Над  землёю  Российской,
Высоко  в  небе  синем,
Журавлиные  стаи,
Всё,  курлыча,  кружат.
Словно  души  погибших,
Летят  над  Россией,
Где  стоят  обелиски,
В  память  павших  солдат.

Мы  читаем  на  плитах
Имена  дорогие.
Это  братья  и  сёстры,
Молодые  отцы.
К  вам  пришли  ваши  внуки,
И  друзья, и  родные,
Принесли  вам  живые
Полевые  цветы.

И  в  минуту  молчания,
Над  землёю  Российской,
Журавлиные  стаи,
Всё, курлыча, кружат.
Вспомним  всех  поимённо,
В  дни  Победного  Мая,
Кто  погиб  за  Россию,
Вспомним  павших  солдат.

Поздравляем  с  Победой

Слова  признательности  за  Победу,
Не  только  в  мае  надо  говорить.
Отцов  и  матерей, и  наших  дедов,
Мы  каждый  день  должны  благодарить.

За  то, что  все  четыре  тяжких  года,
Под  пулями  врагов  в  атаку  шли,
Освободили  целые  народы,
Отчизну  отстояли,  сберегли.

Мечтали  все  они  домой  вернуться,
Когда  закончат  свой  последний  бой,
Не  все  смогли  от  смерти  увернуться,
Не  все  пришли  с  войны  домой.

Пройдут  столетия  и  я  не  ошибусь,
И  верю, для  потомков, будут  святы,
Слова  священные,  родные – Память, Русь,
Герои  наши, прадеды – солдаты.

Всё  меньше  их,  ровесников  отца,
Участников  войны  не  забываем,
Пусть  дольше  бьются  ветеранские  сердца,
С  великою  Победой  поздравляем!

Технический  исполнитель  Валерий  Новиков

WordPress Lessons